Последний атаман казачей вольницы (ч-4)

Последний атаман казачей вольницы (ч-4)

Под таким заголовком в «Придонье» №15-16 от 5 февраля 2011 года был опубликован исторический материал краеведа из станицы Новоцимлянской и нашего селькора Алексея Александровича Константинова (часть-1часть-2часть-3, часть-4). В нем рассказывалось о молодом казаке Филиппе Корнеевиче Лысове из хутора Медведев Новоцимлянской станицы, который с первых дней гражданской войны стал защитником старых порядков и устоев казачьей вольницы. И в разгар гражданской войны озлобленный Филька стрелял уже не только по своим идеологическим противникам – красным (по официальной версии большевиков это он убил первого председателя революционного совета казачьих, крестьянских и батрацких депутатов станицы Филипповской Михаила Ильича Маркина), но и комсомольцам–подросткам. А Филька Лысов был непревзойденным мастером-стрелком. У него не было раненых. Стрелял он всегда наверняка, убивая наповал. 

Но стреляли и по нему. И по одной из основных версий добил его раненого один из белогвардейских офицеров его банды, а как потом выяснилось, сотрудник ОГПУ Куликов. Эти новые данные путем опросов старых жителей Цимлы и из различных публикаций добыл А.А.Константинов. И вот с учетом вновь открывшихся обстоятельств наш селькор и краевед подготовил очередной материал о Филиппе Корнеевиче Лысове. А поскольку тема об этом человеке и гражданской войне на территории Дона и Цимлы интересует многих наших читателей, мы решили сегодня снова опубликовать материал на эту важную историческую тему.

Итак, слово Алексею Александровичу Константинову:
Н.Сивашов.

- В книге Михаила Луночкина: «Цимлянская сторонка» есть описание того, как Адриан Кривов добил из карабина в санях раненого Филипа Лысова, как бывшие повстанцы, похоронив своего вожака вернулись в свои хутора и разошлись по домам, а поутру  сдались местной власти. Но есть и другая версия о последних часах существования этого отряда (банды).

Евгений Федорович Подскребалин (в 60-70 годах - участковый инспектор Цимлянского РОВД по Новоцимлянскому и Калининскому участкам) по рассказам жителя хутора Харсеев Назара Кузнецова 1900 года рождения сообщает следующие данные:

После того, как убили Филиппа Лысова (точных данных, кто убил нет, есть версия, что его добил Куликов и, посоветовав всем сдаться властям, сам скрытно покинул отряд) повстанцы не разбрелись по своим хуторам, а все (12 человек) уже днем следующего дня прибыли в станицу Нижне-Курмоярскую, зашли при оружии в помещение сельского совета, где в это время проходил исполком (или сессия) сельского совета.

Можно лишь догадываться, что чувствовали члены исполкома и актив при виде этого «войска» - по всей видимости мысленно начали прощаться со своими жизнями. Еще более их удивило (но уже к радости), когда члены отряда повстанцев начали снимать с себя и сбрасывать в кучу оружие, и только после этого объявили о своей добровольной сдаче местной власти.

Иван Аденинсков уже на закате своей жизни рассказывал своему сыну Владимиру о том, что после ранения Филиппа Лысова отряд имел намерение идти в хутор Харсеев, где в это время находился другой белогвардейский офицер Киселев, но неожиданная смерть атамана изменила их намерения.

По словам Назара Кузнецова на встречу с Киселевым в хутор Харсеев в одиночестве прибыл только Куликов.
Ночевали они у одинокой женщины (в отношениях с ней был Куликов), а днем скрывались по разным местам раздельно.

Куликов отсиживался на окраине хутора в сарае, в котором была огромная куча кизяка. Наверху кучи было углубление – там и проводил он дневное время.
Однажды, когда Куликов еще находился в своем потайном месте, туда пришли Назар Кузнецов и еще три комсомольца, которым ЧОНовцы (милиция) поручили наблюдать за дорогой, ведущей мимо сарая к хутору. Выдали им и оружие – одну винтовку на четверых.

Стемнело, но ярко светившая луна помогала хорошо просматривать все дали. Дозорные, сидя за кучей кизяка, вели разговор (себя подбадривая) о том, что они бы сделали, если бы обнаружили Куликова. Все сошлись на том, что, конечно бы, связали, на худой конец, начали бы по нему стрелять.

Неожиданно, ловко спрыгнув с верха кучи и выхватив у опешевшых дозорных винтовку, Куликов произнес:
- Ну, и кто меня собрался связывать и стрелять по мне? Снимайте шапки. Если кто до утра выйдет из сарая – отдам ваши головные уборы бандитам, они по ним узнают кто вы и потом с вами разберутся. Забрав шапки и затвор винтовки, Куликов неожиданно скрылся.

Лишь утром, осмелевшие комсомольцы вышли из сарая и недалеко от него обнаружили свои шапки и в одной из них затвор от винтовки.
ЧОНовцы выследили дом женщины-одиночки и ультимативно предложили ей сотрудничать с ними. Ночью, когда в доме будут Куликов и Киселев, она, якобы, по «нужде» должна была открыть дверь и выйти. Так оно и случилось. Но Куликов опередил женщину. Одет он был в ее халат и голова его была повязана платком.
ЧОНовцы, посчитав, что это хозяйка, пропустили его и попытались ворваться в дом. Но Киселев начал отстреливаться. Воспользовавшись суматохой, Куликов сбежал – и о нем больше ничего не известно. Женщину из дома милиционеры выпустили, а дом подожгли. Киселев, отстреливаясь, сгорел вместе с домом. Женщине, спустя некоторое время, Советская власть построила новое жилье.

По словам Назара Кузнецова белогвардейский офицер Куликов на самом деле был агентом ОГПУ (чекистом). Вот вам, бабушка, и Юрьев День!
Меня во всем этом постоянно настораживало невероятное везенье двух членов банды – Куликова и Лысова, но додуматься, что Куликов является чекистом – было выше моего воображения. Теперь становится ясно, почему при набеге на станицу Новоцимлянскую около моста через реку Россошь скрытно установленный пулемет «Максим» скосил весь отряд, а Куликов и Лысов остались живы и вскоре вновь собрали новый отряд - снова невероятное везенье. Выходит, они не подлежали уничтожению, а жесточайший приказ был: брать живыми.

Знал ли Лысов об этом? Вряд ли. Ведь, используя авторитет Фильки, Куликов по сути организовывал восстание на Дону уже по окончании гражданской войны.
Конечно, это только версия, но она имеет свое право на существование. Видимо, «революционеры» - Лейба Давидович Бронштейн (Лев Троцкий) и Ешуа Соломон Мовшевич (Яков Михайлович Свердлов) не могли успокоиться. Слишком не настоящее «расказачивание» (уничтожение) народа по их мнению было на Дону. Необходим был новый красный террор и уничтожение казачества, а для этих целей отличную роль сыграл хорошо законспирированный лжебелогвардейский офицер Куликов. Эта роль «засланного казачка» ему отменно удалась.

Может, если бы Соломон Ешуа (Яков Свердлов) не «кинул кони» в 1919 году, а Лейба Бронштейн (Лев Троцкий)  к 1923 году не начал терять свою власть и популярность, то тандем двух этих негодяев для населения (казачьего) мог иметь самые катастрофические последствия.
Что-то не «срослось» у последователей идеологии «расказачивания» Дона. Может, подготовленное на Дону восстание было вялотекущим, не удалось расшевелить и раздуть «пожар» на большей части Области Войска Донского, а затем послать туда «мастера по усмирению» - Михаила Тухачевского с авиацией, танками, отравляющими газами, а, может, наоборот – Советская власть побоялась далее экспериментировать, ведь между «Доном» и тамбовскими крестьянами разница была огромная. Да и как расшевелить Дон. 
Это ведь не Кавказ – здесь кровная месть за убитых не практиковалась.

Вряд ли мы когда ни будь узнаем – когда и как Куликов «заарканил» в свои сети Филиппа Лысова. То, что роль «попа Гапона», которая ему отводилась, – была выполнена, теперь не вызывает уже никакого сомнения.

Не исключено, что об истинной цели и назначении Куликова и Лысова знали только высшие чины ОГПУ, для остальных они были бандиты и враги Советской власти.
Абсурдом выглядит и то, почему вооруженный Куликов в сарае оставил в живых четырех комсомольцев – по логике вещей он обязан был их уничтожить, ведь он же «засветился».

В бою у Россошинского моста Филипп Лысов потерял из виду Куликова, так как сам скрывался от милиционеров в зарослях куги (камыша). Кругом были ЧОНовцы, но умный конь ни разу не заржал и не выдал местонахождение своего хозяина. Неизвестно, где в это время был Куликов и каким образом они потом встретились.

Также не безинтересен факт: как понять действия Советской власти по отношению к женщине, которая явно сотрудничала с бандитами, и за какие заслуги ей через несколько месяцев построили новый дом взамен сожженного?

В 2025 году будут рассекречены факты из жизни легендарного разведчика Николая Кузнецова – уже объявлено в прессе. Может, рассекретят и дело Филиппа Лысова, и мы узнаем  о  действительных событиях, а не будем складывать мозаику из отрывочных рассказов, не всегда правдоподобных.



Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

Рейтинг@Mail.ru

-- Яндекс.Метрика
Меню
menu